Все ли геологи – небритые здоровяки из Сибири?

Перед встречей Артем честно предупреждает, что геологов представляют как суровых мужиков, которые ездят по Сибири и прочим отдаленным местам. А к нему это имеет мало отношения. Заверяю его, что суть профессии мне интересна больше, чем киношные штампы и договариваюсь о встрече, параллельно вбивая в «Яндекс» словосочетание «камеральная группа».

Артем Донских

Артем Донских. Инженер-геолог камеральной группы компании «Гео-проект». Опыт 2 года.

И без инженерной геологии можно построить почти любое сооружение. Но это будет нерентабельно. Задача инженеров-геологов, в конечном счете, рассчитать, как глубоко залегает слой почвы, на который может опереться сооружение. На сколько метров вбивать сваи? Или же предпочесть, например, ленточный тип фундамента (такой вы обнаружите почти у любой дачи)? И чем большая сложность объекта – тем точнее должны быть расчеты.

Инженерная геология начинается со съемки на местности, делается план территории, по согласованию с проектировщиками будущего сооружения выбираются места (точки) для бурения. Под руководством полевого геолога буровая команда делает скважины и выборочно отбирает керн – пробы грунта, цилиндрической формы. А также записывают в буровые журналы глубину, с которой брались пробы.

Завалившийся дом в Шанхае (подробности тут)

Придется попотеть с переносной буровой установкой, если к месту бурения нет проезда.

Добытые пробы грунта отправляют в лабораторию, а буровые журналы и описания отдают сразу камеральной группе – людям, которые будут обрабатывать данные и подготавливать отчет. В лаборатории определят физические и механические характеристики проб, такие как влажность, пористость, сцепление. Если расчеты производятся для сложного объекта, с образцами будут проводиться дополнительные исследования, суть которых заключается в  разрушении, растягивании, срезании исследуемых проб грунта.

В зависимости от  задачи исследований камеральная группа на основании полевых данных и требований  проектировщиков строит разрезы и определяет взаимное расположение слоев грунта в массиве. Это можно сделать как по двум, так и по большему количеству скважин. После для выделенных слоев на основании данных, выданных лабораторией, определяются нормативные и расчетные характеристики, которые впоследствии используются проектировщиками для  дальнейших расчетов.

Камеральная группа, используя полевые данные, по скважинам может построить разрез – умозаключение о том, как располагаются слои почвы между скважинами, и определить какими они обладают характеристиками, используя результаты лабораторных исследований. Это поможет, например, найти необходимый слой почвы, на который сможет опереться будущий мост или дом.

Свои расчеты геологи защищают в местной геослужбе (в Петербурге — городская) и только потом дают заключение. Например, проектировщикам следует укрепить грунт или сделать  что-нибудь подобное.

Для простых объектов, таких как фонарный столб, порой дешевле обойтись без полного набора лабораторных и полевых изысканий. В этом случае делают заключение на основе нормативной документации, прибегая к сокращенным исследованиям.

Сложность объекта зависит от проекта и местных условий. Так, мост с шириной пролетов более200 метров или высотный дом относятся к наивысшей категории сложности.

В авариях, как правило, виноваты проектировщики, зачастую из-за попытки сэкономить на геологических изысканиях или материалах.

Понимание математики и умение немного программировать может намного упростить работу – существуют уже готовые программные продукты. Но их не всегда можно использовать, так как они могут быть сделаны на основе других нормативов, например, в Университете во время обучения для расчетов используются таблицы из книг.

Провалившийся под землю на глубину более 60 метров дом в Гватемале (подробности тут)

Практика полей – то, ради чего стоит идти учиться в геологию! Мы ездили на 2 месяца в Крым – скорее отдых, чем учеба.

Романтика полей, конечно, есть. Рядом со знакомым, к примеру, смерч прошел. Между тем, чтобы съездить в поля на пару месяцев и работать там постоянно – очень большая разница. А так да, есть такие геологи, живут в полях, ходят на буровую, пьют…

У геологов репутация пьющих людей.

Не могу сказать, что очень люблю свою работу. Понимаю, знаю, зарабатываю деньги. Привлекает, что всегда найдутся новые интересные задачи.

Как любому лентяю, хотелось бы избавится от много в работе. Прежде всего, от монотонных операций, которые можно автоматизировать. Но пока, увы, без этого не обойтись.

Учиться: Горный университет или геологический факультет в СПбГУ. Где лучше – сложно сказать. В Горном – качественная лаборатория и много преподавателей. Но и СПбГУ хорош.

При поступлении сдавал помимо русского языка математику и географию.  Другие сдавали физику.

Не имеет смысла переходить в геологию из смежной специальности. Один мой знакомый проектировщик очень хорошо разбирается в геологии, но зачем ему становиться геологом, если он и так уже продвинулся по карьерной лестнице в свой сфере?!

Девушек среди геологов около трети. Но в поля идут единицы. Тащить ящик или рюкзак, я уже не говорю про полевые условия, большинство девушек не сможет. Хотя знакомые девушки – полевые геологи есть.

Просто надо иметь мозг, и в геологии не будет ничего особенно трудного.

Всегда можно найти работу. Скорость зависит от специальности, наглости и ума. Я, например, искал относительно долго (смеется). Работать чаще всего начинают с третьего курса. Зарплата зависит от того, насколько произведешь впечатление и договоришься. Для выпускника с опытом средняя зарплата – около 40-50 т.р.

В геологии дорожат именем, так как все друг друга знают, по крайней мере, всегда найдутся общие знакомые.

Беседовал Роман ЖИВОТОВСКИЙ

 

 

 

 

 

Share This:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *