Быть викингом в Израиле: интервью с ребятами из клуба исторической реконструкции и стилизации Nortman

Посреди средиземноморского бархатного сезона я попала под очарование викингов из клуба исторической реконструкции и стилизации Nortman. Уже третий день я рассказываю о том, как впечатлилась встречей с викингами в ресторане «Маленькая Прага» (Little Prague). 28 сентября фестиваль викингов завершается, в честь закрытия вместо террасы в «Маленькой Праге» создадут арену, а это значит, как мне подсказывает дедуктивный метод, викинги из клуба «Нортман» устроят какое-то интересное действо, а может, битву? Стоит забронировать себе место, ибо бар «не резиновый!» — здесь всегда много народу, особенно, когда неделя к концу близится. Но вернемся к викингам. 

Внешнее сходство с брутальными силачами-бородачами наших викингов-современников поразительное, но по сути — это те же мальчишки с соседнего двора, которые играют в «войнушку». Мальчишки выросли – с ними выросли и игрушки, и их стоимость. А увлеченность, задор и веселье остались прежними – свидетельством тому интервью, которое оказалось спонтанным (в процессе трапезы викингов) и забавным, не могу не поделиться.

Алекс, Алексей и Руслан за трапезой

— Ребята, что едят викинги?

Руслан: — Еду (все смеются). Например, подтухшую акулу – деликатес. Как эскимосы делают: закапывают в землю, две недели там ее держат, достают, варят, делают соус и потом едят. Запах страшный стоит!

Алексей: — Мы акулу не пробовали – не получается ее в Средиземном море поймать. А вот дичь, приготовленную так, ели.

— А как так получилось, что тут жара, Израиль, а тут вы такие – скандинавские викинги?

Руслан: — Во-первых, потому что викинги в Израиль с набегами ходили, в Иерусалим. В Норвегии в честь этого установлены два камня – викинги на них записывали свои имена, саги о походах. А во-вторых, викинг – это не национальность, это профессия.

 

Знаете ли вы что…

…скандинавы, служившие в варяжской гвардии, были, вероятно, христианами — или же принимали христианство во время пребывания в Константинополе. Некоторые из них совершали паломничество в Святую землю и Иерусалим, называвшийся на языке скандинавов Йорсалир. Рунический камень из Брубю в Тэбю в Уппланде поставлен в память об Эйстейне, который отправился в Иерусалим и скончался в Греции. Другая руническая надпись из Уппланда, из Стэкета в Кунгсэнгене, рассказывает о решительной и бесстрашной женщине: Ингерун, дочь Хорда, велела высечь руны в память о самой себе. Она отправляется на восток и в Иерусалим.

Из материалов сообщества в VK клуба «Нортман»

 

— То есть викинги — это кто-то вроде солдат-наемников?

Алексей: — Ну не совсем.

Руслан: — Хотя есть что-то в этом. Викинг — этот тот, кто готов сходить в «вик», то есть в поход. Просто в Норвегии настолько мало было всего, что викинг говорил жене: «Дорогая, я в магазин», а там — два месяца дорога туда, два месяца обратно и «в магазине» еще полгодика.

Алексей: — Иногда и не возвращался.

Руслан: — А если возвращался, то вовсе не с пустыми руками.

Алекс: — С добычей, в общем.

Алексей: — Или без руки (смеются).

— А вы с чем возвращаетесь из своих походов, ну, кроме, конечно, тухлой акулы деликатесной?

Алексей: — Мы — с руками!

Руслан: — Бывает, и с головами!

— Вы создаете шоу? Или только реконструируете события из прошлого?

Алекс: — Это не шоу, это история — события, битвы, быт викингов в эпоху Средневековья.

Руслан: — Последний фестиваль, на который мы ездили — «Битва тысячи мечей. Рагнарёк», прошедший в Москве 15-16 июля, первые два дня там вовсе были закрытыми – только для участников тусовки, никого больше не пускали, нас было более 2000 человек — мы эти два дня жили именно в воссозданных бытовых условиях, как раньше жили викинги.

— У вас был настоящий дракар?

Руслан: — Дракара не было, была ладья, соотвествующая всем тербованиям того времени. У нас, к сожалению, с постройкой дракара есть некоторые проблемы, хотя, вероятно, на севере Израиля у нас получится самим построить свой корабль.

— Вы используете в своих реконструкциях события, описанные в популярнейшем ныне сериале «Викинги»?

Руслан: — Ой, нет-нет!

Алекс: — Сериал с точки зрения кинематографа — хороший, я его смотрел и мне он нравится, но это все-таки больше развлечение для зрителя. В плане исторической правдивости – сериал не соответствует историческим данным, там смешаны несколько эпох, плюс перестроены события под художественную линию. Например, Бьорн Железнобокий – старший сын главного героя Рагнара Лодброка в реальной истории был не первенцем, а вторым сыном, первым родился хромоногий Ивар, насколько мне известно.

Алексей: — В принципе, да, сериалу можно верить, просто там все показано так, будто благодаря одному человеку все было построено и создано, и в один период времени времени, а это не так.

— Чтобы воссоздавать и реконструировать какие-то события вместе с членами клуба, вам же, наверняка, приходится множество литературы изучить?

Руслан: — За 11 лет существования клуба мы уже столько всего перечитали и узнали из литературы, археологических раскопок, и мы постоянно продолжаем изучать историю и перенимать опыт реконструкторов из других стран, которые тоже изучают результаты раскопок в Швеции, Норвегии, России, Англии. Обнаруживаются новые находки, новые события, которые описывают историки и археологи, частенько возникают жаркие дискуссии — о типе доспехов, о типах мечей, о ходе битвы — почему произошло так, а не иначе. Это большой мир, много новых событий, новых знакомств, много спорта и учебы.

— Как же вы себя мотивируете на это? Зов души? У всех же свои дела помимо клуба – жизнь идет, работа-дом-дети.

Руслан: — Вот, едой, например (улыбается)!

Алекс: — Еда – один из лучших мотиваторов (смеется). Клуб – это одновременно и наша семья.

Руслан: — На самом деле, да, пока еще общиной мыне живем, но мысли ходят. С другой стороны, в некоторых походах можно отхватить себе неплохой приз (указывает на обаяательную блондинку неподалеку) – жену! На этой теме многие знакомятся, женятся, заводят детей и это больше, чем хобби, это скорее образ жизни.

Алекс: — Это, и правда, часть жизни: без запала, без интереса ты не пойдешь в реалистичный поход на несколько дней. Например, как на прошедшем в Москве фестивале — деревня викингов, реконструкция быта, три дня и две ночи. Основная часть была закрыта, были только участники и реконструкторы, а зрителей допустили только в заключительный день.

— То есть – все как полагается: очаг поддерживать, дрова из лесу таскать, жарить мясо на костре?..

Алекс: — Да, палатки ставить, сделанные исключительно по технологиям того времени…

Руслан: -…Котлы, столы и стулья, лампы…

Алексей: — Дождь, слякоть, – вот это все тоже реальное, когда ты все это делаешь, находясь по колено в грязи.

Леша: — Ливни шли два дня, вся одежда промокла, и ты промокший, уставший, но ты готов к этому, это интересно, это тебя зажигает еще больше заниматься выбранным делом.

Руслан: — Каждый раз, когда мы попадаем на такие фестивали, мы понимаем, что все то, что мы делаем, действительно работает. Вот, например, на мне капюшон (снимает, выворачивает наизнанку и демонстрирует) – он спасает и от дождя, и от яркого солнца, он называется «худ» (это отсюда пошло название «худи» для тостовок с объемными капюшонами, интересно? – прим.авт.). Капюшон мог бы быть двойным, его можно было использовать и ночью, чтоб скрыться от чьих-то глаз, и еще много других вещей. Или вот нож-скрамасакс, тоже наша работа. Это статусный нож викинга – им могли резать как мясо на обед, так и глотку врага, он достаточно толстый у основания и вполне увесистый. Его могли использовать и женщины викингов – в одном из погребений был найден такой «небольшой» женский нож – с лезвием всего-то в 37 см.

— Да уж, небольшой такой…

Руслан: — Наверное, она резала им сыр.

Алексей: — Сыр сопротивлялся.

Алекс: — Кричал и проверял выдержку (все смеются).

— Но ведь девушки-викинги действительно существовали?

Алекс: — Конечно, и немало ходили в походы.

Руслан: — Девушки-викинги назывались девушки-щитоносцы или воительницы, они были даже более злобные, чем мужчины, потому что им приходилось несладко: если викинга поймают, то максимум его убьют, а вот если женщину… Есть варианты развития событий.

— Нелегка доля женщины-викинга! И на ваших реконструкциях, где все должно быть реалистично, частенько такое происходит?

Алекс: — У нас не происходит никакого насилия, к счастью, мы большая такая семья.

Руслан: — Планетарного масштаба!

Алексей: — А вот «рукоприкладство» случается — из-за больших физических нагрузок, с помощью меча, топора или еще каких-нибудь предметов амуниции… на реконструкциях битв бывает такое (по почереди хвастают шрамами на руках и на лице).

— Кто вам шьет наряды и костюмы?

Алексей: — Все сами.

Руслан: — Я пытался уговорить жену – не вышло. Приходится самим справляться.

То есть викинг, реконструированный в нынешних временах, вынужден быть не только воителем, но он еще и «швец, жнец и на дуде игрец»?

Руслан: — Мы занимаемся практически всем, что можем воссоздать сами – есть небольшое количество предметов, которые мы сделать по тем или иным причинам не можем. Поэтому стараемся создать максимально возможный комплекс вещей и предметов, который подходил бы под определенную эпоху. Да, есть, безусловно, те вещи, которые мы пока не можем сделать, мы покупаем у тех, кто может: например, есть ребята, которые сами вырщивают и собирают лен, обрабатывают его, ткут ткани, шьют домотканные рубахи и потом продают их. Они зарабатывают на этом деньги.

— А украшения как? Я вижу, у вас амулеты, браслеты, перстни…

Руслан: — Вот этот перстень у меня на руке – это клубное кольцо, оно было отлито в нашем клубе – это статусная вещь, такая есть не у всех.

— То есть ты тут самый крутой?

Руслан: — Я не понял, я тут так много говорю, что еще не видно, что я самый крутой? (смеется)

Алексей: — Ну, не самый, но один из них!

Руслан: — Есть вещи статустные, которые каждый викинг получает за определенные заслуги по истечении какого-то количества лет, которые викинг проживает в клубе, со всеми своими падениями или взлетами.

Алексей: — В первую очередь, викинг получает амулет на шею – молот Тора, а потом уже другие атрибуты.

Руслан: — Молот Тора – это знак воина, его получают по прошествии полугода в клубе.

 

— Его нужно носить всегда?

Алексей: — По желанию, но многие его носят постоянно.

Алекс: — Я не снимаю, он всегда находится при мне.

Руслан: — Кстати, эти молоты Тора тоже были отлиты одним из наших умельцев-соклубников.

— Они серебярные?

Алексей: — Пока еще нет, это латунь. Вот когда приходит пора обзавестись серебрянным, ты уже думаешь, а стоит ли его покупать — есть ли возможность, или стоит его заказать и отлить. Опять же – тогда нужно серебро, его тоже нужно где-то достать, это достаточно большие деньги.

— То есть все, что вообще может понадобиться для реконструкции, вы пытаетесь максимально самостоятельно добыть или сделать?

Руслан: — Да, именно так. Вот, предположим, вот этот костюм, что сейчас на мне, его вполне можно купить, и есть люди, которые шьют рубахи и брюки, выделывают кожу для ремней, делают литье для пряжек, шьют сумки, делают ножи – все это продается, все это можно купить, совсем недорого – тысяч за 10 шекелей (смеется).

— Ну так, недорого, как например, сумочка от Луи Виттон, ага!

Алексей: — Ага, только это цена для простого наряда, а если с вышивкой, рунами и серебром, а не латунью, выйдет еще «дешевле».

— В наше время, получается, быть викингом – удовольствие не из дешевых? Особенно – статустным?

Алекс: — Быть викингом – это само по себе удовольствие!

Руслан: — Я скажу так: статусный викинг – это не просто викинг, у которого было высокое положение в обществе, это человек, который уважаем, опытен, бывал во многих походах. Если он ходил в походы и остался при этом жив, он был как минимум богат.

Алексей: — На такого «старожила» не каждый лез доказать свою правоту и превосходство.

— В условиях современных реалий для викингов – вы же не ходите в походы, чтобы грабить реальных людей?

Руслан: — Пока нет, но мысли бродят (все смеются). Шучу. Есть фестивали, на которых проводятся большие битвы, безусловно, мы там никого не убиваем, так бы нас стало еще меньше, чем есть (смеется), но это вполне реальное оружие и доспехи, травмы тоже вполне реальные случаются – все это происходит в реальной жизни. Конечно, это просиходит по случайности, мы же не маньяки.

Алексей: — Никто не хочет по нескольку раз в год получать сотрясение мозга, это просто по случайности происходит (иронично улыбается).

Алекс: — Битвы бывают, опять же, разные. В этот раз на «Битве 1000 мечей» было чуть больше тысячи на триста мечей…

— Можно сказать, что как евреев раскидало по всему земному шару, так и викингов?

Руслан: — В Англии большое количество людей имеют рыжие волосы, хотя коренные англичане никогда не были рыжими. Так вот рыжину туда привезли!

— Те самые, о ком я сейчас подумала?

Руслан: — Наверное, евреи! (смеется)

Алексей: — В том числе. Во всем всегда же евреи виноваты (смеется)!

— Сколько в вашем клубе «Нортман» на данный момент состоит викингов?

Руслан: — На данный момент в израильском клубе нас 12 человек. Но мы принимаем желающих.

Алексей: — Это именно те, кто состоят в клубе, а вообще у нас есть много сочувствующих и поддерживающих, которые с нами ездят на проекты, мы их приглашаем на различные мероприятия и игры, при этом они не числятся членами клуба, не приходят каждый день, не пристутствуют на обязательных сборах – таких людей гораздо больше, чем нас.

Руслан: — Мы живем, мы знакомимся, мы ездим клубами друг к другу в гости, будь то викинги Польши, Австрии, Швеции, России, Украины и Израиля – это то, что нас объединяет, то чем мы живем.

 

ДЛЯ СПРАВКИ: Клуб исторической реконструкции и стилизации «Нортман» занимается исторической реконструкцией и военным моделированием норвежской ватаги, пришедшей в Саркланд и Йорсалаланд 9-12 веков — «По следам ярла Хастинга из Упланда, молодого Харальда Хардрада (Сурового) и Сигурда Йорсалафана в Саркланд и Йорсалаланд». Клуб воссоздает быт русско-скандинавской дружины на различных мероприятиях на основе данных археологических исследований, сохранившихся изображений и редких письменных источников, a также организует исторические походы. Вся одежда и вооружение проверяется на практике: фестивали, походы, выезды. Штаб-квартира клуба располагается в г. Беэр-Шева, в которой расположена кузница, мастерская, пошивная, трен-зал и клуб друзей.

Клуб преследует следующие цели:
• изучение исторических источников и литературы, посвящённых Скандинавии эпохи Викингов в Саркландe и Йорсалаландe;
• историческое и игровое моделирование и реконструкция быта, одежды и вооружения викинга VIII-X в.,
• приобретение боевых навыков владения историческим вооружением (Скандинавия IX-XI вв.)
• отыгрыш скандинавской ватаги X в.

Сообщество в VKontakte 

Сообщество в Facebook

Официальный сайт www.israelviking.ru

 

Фотографии: Гюна Смыкалова, клуб «Нортман» (сайт + соц.сети).

Share This:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *