В колледже “Тель-Ран” создан новый стартап-акселератор для русскоязычных в области высоких технологий

Проблема устройства в жизни новых репатриантов в Израиле, пожалуй, самая распространненая тема для обсуждений. О том, как тяжело устроиться работать по специальности, полученной в стране исхода, или достойно зарабатывать – не понаслышке знают большинство взрослых людей, сменивших страну проживания. Чтобы помочь русскоязычным репатриантам почувствовать себя уверенно на новом месте и поскорее «встать на ноги» в колледже «Тель-Ран» был создан стартап-акселератор, в котором рассматриваются идеи стартапов и предлагается возможность получения необходимого опыта для трудоустройства в Израиле молодым программистам.

Игорь Король, руководитель колледжа «Тель-ан» рассказал о том, что это за проект и почему именно для русскоязычных.

— Игорь, здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, что значит акселератор и чем он может помочь новоприбывшим в страну?

— Здравствуйте. Конечно, расскажу. Акселератор – это такая организация, которая помогает стартаперам в самом начале пути развития стартапа. Например, у вас есть идея, вы хотите воплотить ее в проект, который, возможно, принесет вам какие-то дивиденды, деньги. И вы не знаете, с чего начать – куда идти, к кому и как, что делать в первую очередь, что во вторую и в третью.

Так вот акселератор – такое место, которое собирает все стартапы и дает всем его участникам не только четкую программу действий, но и учит работать над проектом. То есть постоянно идут поддержка, советы и помощь, чтобы воплотить стартап-проект от начала и до конца.

— Какой смысл в помощи стартаперам, что это дает?

— Давайте я расскажу, почему мы вообще к этому пришли. Наш колледж специализируется на подготовке специалистов в сфере хай-тек (это все профессии, связанные с высокими технологиями). В свое время мы с коллегами поняли, что, в принципе, чтобы человеку устроиться на работу – нужен опыт, но сколько бы он на занятиях ни выполнял домашних заданий, какие бы учебные проекты ни воплощал – он никогда не почувствует себя уверенным, что все правильно сделал. И вот мы стали искать ниши, где студент может получить полноценный и признаваемый рабочий опыт. Израиль — однозначно, чемпион мира по стартапам. Мы поняли, что здесь есть канва, в которую можно любого студента «вплести»: кто-то хочет что-то определнное сделать, у кого-то есть идея, кто-то желает получить опыт в разработке реального проекта – так станьте группой единомышленников и объедините свои усилия, попробуйте воплотить свою идею в реальность сообща. При таком подходе наши студенты стали получать реальный опыт, а стартаперы – воплощенные проекты. И это продолжается уже на протяжении трех лет.

Еще мы отметили, что количество проектов у нас большое, но в основном эти проекты поступают от кого угодно, но только не от наших русскоязычных ребят. Конечно, нам стало любопытно – в чем причина, отчего так, разве у русскоязычных мозг как-то иначе работает? Мы же знаем, по нашим студентам, что они все хотят и могут. Выяснилось, что вообще стартап-акселераторов — масса в Израиле, а вот русскоязычных – нет. И если человек не знает иврит и английский – он, что называется, в этом случае за бортом. Языковой барьер не дает новичку вообще влиться в эту сферу, не то, чтобы проявить себя. И наша основная ниша – это русскоязычные репатрианты: мы решили, что нам необходимо создать свой, русскоязычный акселератор стартапов, чтобы проекты не приходили спонтанно, а чтобы мы сами выбирали те, которые нам интересны, чтобы они выполнялись силами нашими и наших студентов.

— То есть у вас в «Тель-Ран» единственный на данный момент подобный акселератор старт-апов для русскоязычных рептриантов в Израиле?

— Однозначно, именно так!

— Только ли вашим студентам доступно участие в разработке стартапов? Или, к примеру, репатриант, который где-то в России изучал программирование, «сделал алию» и вот пришел к вам на стажировку – это возможно?

— Конечно, что касается стартаперов — это не только наши студенты, это все русскоязычные репатрианты, все желающие, кто хочет. У нас, например, проходил в течение двух месяцев конкурс на лучшую стартап-идею, за это время мы получили около 60-ти разных всевозможных проектов от людей, среди которых были и наши студенты, мы их не ограничивали, но в основном это были люди, которые вообще никакого отношения не имеют к нашему колледжу. И мы решали, что это за проекты, насколько они близки к воплощению, принесут ли они пользу самим разработчикам и вообще обществу.

— «А судьи кто?» — кто выбирает пригодность проектов к воплощению?

— Мы, скажем так, не чужаки в стартап-движении, наш колледж «Тель-Ран» около трех лет является ментором в различных акселераторах, так что отбор проектов — ситуация для нас не новая. У нас уже накоплен серьезный опыт в просмотре и отборе идей в других акселераторах, кроме того, мы привлекли к судейству действующих стартаперов – тех, кто уже воплотили свои проекты и ведут успешную деятельность.

— Сколько студентов в год приходят к вам в колледж?

— Ежегодно у нас около 300 студентов. Мы работаем в данной нише уже давно – в следющем году «Тель-Рану» исполняется 25 лет, наша организация родилась не вчера. Все эти 25 лет работа колледжа была направлена на работу с репатриантами – выходцами из стран бывшего CCCР. Наша основная задача – думать о наших студентах, о тех людях, кто нас окружает — о русскоязычных в Израиле. Поэтому мы ищем пути, как облегчить процесс репатриации и сделать его более плавным, более уверенным.

— Как Вы сами начинали? Насколько мне известно, Вы лично прошли сложный путь интеграции.

— Я уже 25 лет в Израиле, мой путь начался давно — я приехал в 1991 году, тогда прибыло более миллиона новых репатриантов и царила большая неразбериха, хотя государством делалось максимально возможное для новоприбывших, чтобы облегчить им существование и сгладить моральный и материальный ущербы. Тем не менее, это было сложно, и основная масса новых репатриантов с высшим образованием даже и помыслить не могли о том, чтобы устроиться на работу по профессии или переучиться. Приходилось работать там, где придется, что называется – я был и работником сельского хозяйства, и улицы убирал, и посуду мыл, и работал на керамическом заводе как оператор печи, много всего было – в любом случае я постоянно держал в голове мысль о том, что я хочу заниматься своим делом в соответствии с образованием.

— То есть надежды Вы не теряли на будущее?

— Вообще нет! То же самое я пытаюсь объяснить своим студентам – если ты хочешь получить работу по профессии, то ставь цель и иди к ней. Я в 1996 году прошел через это сам – закончил «Тель-Ран» и устроился в сферу хай-тек, затем проделал путь от программиста и руководителя группы до руководителя проекта, а позже уже вернулся в «Тель-ран» в качестве директора, где сейчас и продолжаю свою деятельность.

 

— Вы считате, что среди русскоязычных ребят много достойных и талантливых, которые приносят новые идеи успешных стартапов, поэтому им и помогаете?

— Несомненно! Огромный потенциал в этом направлении. Я много работал в различных крупных хай-тек фирмах и могу уверенно сказать – русскоязычная алия дала мощнейший толчок для развития сферы высоких технологий в Израиле, которая сейчас достигла невиданных высот. Естественно, приезжают новые “мозги” – и они должны быть задействованы, работать и приносить пользу и доход себе и государству.

— Приятно, что вы так заботливо подходите к развитию и репатриантов, и государства.

— Когда-то одни люди занимались мной, теперь я занимаюсь другими людьми. Надо передать знания и уверенность в том, что ты делаешь. Это очень важно, прежде всего, с точки зрения назначения человека в жизни.

— Кстати, преподавание для русскоговорящих ведется на каком языке?

— Поскольку специфика нашего учебного заведения в том, что мы работаем с репатриантами русскоязычными, то наши студенты в основной своей массе прожили в стране год-два или только что закончили ульпан – естественно, иврит у них не самый шикарный. Профессия программиста — очень тяжелая, неспроста так высока потребность в специалистах, да и платят в полтора-два раза больше, чем любому среднестатистическому работнику. Профессия связана с определенными способностями и высоким уровнем IQ. Задача наша – в первую очередь дать человеку профессию, а ее проще получить на том языке, который человек без усилий понимает. Если новичок будет обучаться сложной специальности еще и на другом языке – это будет гораздо сложнее и дольше, профессия сама по себе непроста. Поэтому на русском языке идет основная часть урока, но, поскольку, человеку надо будет устраиваться и работать в Израиле – все термины и понятия мы проговариваем и на иврите тоже. То есть, сначала студент изучает основной материал на родном языке, а затем проговаривает его на иврите. Основной язык профессии, конечно, английский, но то, что требуется на иврите – студенты будут знать. Да, базу иврита студент должен знать заранее, мы языку не учим, как в ульпане.

— Значит, студенту стоит закончить ульпан, а уже затем начинать обучение профессии?

— Конечно, так студент будет чувствовать себя и спокойнее, и уверенней. Как в профессии, так и в языке. Мы уже знаем, что это работает.

— Ваш колледж будет представлять на ярмарке “Исраэль профи” во Франции программы для репатриантов. Как так получилось?

— “Тель-Ран” многие годы работает совместно с Министерством абсорбции и еврейским агентством “Сохнут” по программам репатриации. Мы ежегодно выезжаем в страны бывшего Советского союза, проводим тесты, набираем репатриантов и приглашаем их на программы. В результате мы учим новых студентов, они посещают ульпан и по истечении года все устраиваются на работу достаточно успешно. Мы занимаемся этим уже на протяжении нескольких лет и знаем, как и что делать. Теперь к нам обратилась франкоговорящая часть агентства “Сохнут” по рекомнадции русскоязычной его части — за помощью.

— Их программы не так хороши?

— Дело не в том, чьи программы лучше или хуже, просто у нас есть определенные наработанные методики – как готовить новых репатриантов, тех самых людей, у которых не особо сформировался язык, кто еще немного “плавает” в жизни. Педагоги и наставники, не понимающие проблем репатриантов, вряд ли могут подсказать что-то, а у нас уже опыт накоплен. Для этого мы едем в Париж, Лион и Марсель – там при ярмарке программ для новых потенциальных репатриантов будут представлены разные направления “алии” и возможности трудоустройства новых репатриантов. Мы расскажем о программах репатриации в нашем проекте и откроем запись на программу, ведь у нас есть и франкоговорящие педагоги.

— Спасибо, Игорь, теперь мне стало все понятно. Это очень здорово, что вы помогаете русскоязычным программистам.

— Пожалуйста. Вообще к нам каждый год из России, Украины и Белоруссии приезжают новые студенты. Совсем недавно — в феврале 2017 – я вернулся из России, был в Иркутске, Хабаровске и Владивостоке с делегацией ярмарки и рассказывал о новых направлениях. Так что новым будущим репатриантам мы облегчаем путь адаптации к жизни в Израиле и даем отличный шанс реализовать способности, получить реальный опыт и воплотить в реальность свой стартап.

Фотографии: из архива колледжа Tel Ran

ДЛЯ СПРАВКИ:

Компания “Тель-Ран” – частная фирма, основанная в 1993 году и успешно работающая уже более 20-ти лет. Компания занимается обучением и трудоустройством в сфере высоких технологий (Hi-tech) и работает со всеми слоями израильского общества, в том числе с русско-, англо-, испано- и франкоговорящими студентами. Курсы программирования, которые проводит Тель-Ран, — одни из сильнейших в Израиле, выпускникам оказывается содействие в трудоустройстве. По данным “Тель-Ран” около 90 % из более чем 1400 выпускников колледжа работают в настоящее время в ведущих компаниях Израиля , США , Канады , России и других стран в сфере высоких технологий.

Контакты указаны на сайте компании — www.tel-ran.co.il

Share This:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *