Папа умер или Давай покормим Страхоежку

Звонит мобильный, неизвестный номер. Обычно не отвечаю. Но сегодня вечер воскресенья, взяла трубку.

Алло! Елена Валентиновна, это мама Али, простите, но у нас вчера Алин папа умер. – слышен плач в трубке – Она его так любит. Не знаю, что делать: говорить или нет? — женщина снова плачет.

Они были в разводе, но отец часто навещал Алю. Иногда приходил пьяным. Успокаиваю, как могу. Договариваюсь о встрече утром.

На встречу они пришли с опозданием. Оказалась, Аля уже все знает.

— Я рассказала, как сумела, и просила ее никому не говорить, а то еще посмеются или обидят, – грустно сообщила мама девочки.

Так, с понедельника началась моя первая работа с потерей близкого…

Сразу после ухода мамы, по дороге в кабинет Аля сообщила очень важную тайну («Папа умер!») и просила никому не говорить. Я ответила, что знаю («Увидела, что твоя мама плачет, спросила отчего, она и рассказала»).

Аля сразу захотела пойти в кабинет песочной терапии. В песочнице она решила построить волшебную страну «Барби». Набрала много мебели, все это свалила, как попало. Затем выбрала несколько игрушек, но вела себя отстраненно от игры. Потом взяла тюльпаны и сказала, что возьмет такие же, когда пойдет на могилу к папе.

— Потому что папа всегда дарил маме такие же красивые розы. Мама сейчас плачет, а раньше орала на папу.

— Ты считаешь ее виноватой? – спросила я. Девочка ответила: — Она, конечно, не виновата, но я не могу ей сейчас помочь.

Прочла малышке терапевтическую сказку о потере.

— Не надо, не читайте вслух, я не люблю сказки. Мама мне тоже говорила, что папина душа теперь у ангелов, и ему там хорошо. А я скоро поеду с мамой в Египет.

Стоит, молча перебирает игрушки. Я сказала, что хочу намочить песок, и стала лить воду в песочницу. Аля очень заинтересовалась.

— А можно я? — и стала поливать сама. Получились две ямки наполненные водой. Я сказала, что они похожи на глаза, полные слез. Тогда Аля попросила еще воды. И залила водой весь поднос с игрушками.

— Получилась песочная каша, чем бы ее помешать?

— Руками, — предложила я.

— А Вы мне поможете?

И мы вместе стали месить тесто, как сказала Аля.

— Ну, давайте строить Египет.

— Что тебе для этого нужно?

— Деревья, пальмы, ну, можно и елки, если пальм будет мало.

В центре подноса Аля поставила две елки и три пальмы. В воду положила кораллы и ракушки. Разбросала жемчуг, стеклянные камушки и ракушки. Поставила дельфина и черепаху. Внизу, в центре сделала могилу.

— Это любимый зайчик? – интересуюсь я.

— Нет, это могила мумии.

Поставила тюльпаны и ракушки. Раскладывая ракушки, Аля приговаривала: это ракушка – книга мертвых, это – тоже.

— А зачем мертвым книги? – удивляюсь, — Что там написано?

— Как что? Заговоры, ну, как в кино. В центре в тени живут львы: мама, папа и маленький львенок. Надо тень сделать получше, а то там очень жарко, – увлечена процессом малышка, — Классная страна получилась, только мне не хорошо как- то…

— Чем я могу тебе помочь? Что могу для тебя сделать?

— Да вот, — показывает на боксерскую грушу и перчатки в углу. Надевает их. — А вы мне поможете?

— Конечно! — надеваю вторые перчатки.

— Сейчас я ей как дам! — бьет грушу, — А Вы помогайте!

Лупит неистово, падает, встает, бьет руками и ногами.

— Вот тебе, вот! Пьянка поганая! — сбив грушу, Аля запрыгивает на нее ногами, скачет и продолжает лупить. — Надо ее скинуть.

— Аля, мы кого бьем-то?

— Да это бутылка водки!!!

Бьет неистово, воет, рычит, иногда бросается на нее и пытается укусить. Так проходят 15-20 минут. Вижу, что она устала.

— Пойдемте в другой кабинет? Можно, я буду рисовать?

— А кого ты будешь рисовать?

Молчит.

Все приготовлено, но Аля не рисует – страшно. Рисовать будем мелками. Предлагаю взять с подноса красное сердечко, чтобы было не страшно. Соглашается с радостью. Устанавливает напротив, чтоб было видно. Устанавливает тщательно (сердечко несколько раз падает).

— Надо, чтобы его видно было! — что-то рисует, – Ну, это смерть, страх такой, я его боюсь.

Очень тщательно прорисовывает черты лица и комментирует:

— У него черная борода и усы, а глаза желтые, они светятся. А еще у него два сердца. Одно черное от злости, а другое синее – от холода, он замерз. Если попасть и разбить его, то он оживет, и черное превратиться в красное. Он мне каждую ночь снится. Его зовут смерть, зомби, оборотень. Все зомби страшные. Даже кости у них зеленые от злости. Если он только услышит, что кто-то о ком-то скучает, то сразу зеленеет от злости. И даже шляпа из костей!

— Можно я его сфотографирую? – спрашиваю я.

— Можно.

Давай покормим Страхоежку? (Здесь надо пояснить, что кто такой Страхоежка: это кукла, сделанная из коробки с пришитыми ногами и руками, нарисованным лицом и прорезанным ртом. Мы ему с детьми страшные рисунки скармливаем, а он их съедает ночью. А на следующий день волшебным образом он опять голодный).

— Давайте!

Режем на части рисунок и скармливаем.

Я тебя потом еще покормлю!!! — с восторгом восклицает Аля в процессе.

Alja_03…Прошел день, сегодня уже среда. Работаю в подготовительной (Алиной) группе. Групповое занятие «Рисование под музыку», релаксация «Волшебный остров» и тема занятия – «Твоя волшебная страна». На занятии Аля работала с удовольствием и, как правило, выбирала яркие краски. Сегодня основные цвета – синий и малиновый. Рисовала ладошками.

Нарисовала три работы и придумала к ним названия. Первый рисунок — «Волшебный страшный песчаный ураган». Это сплошное светло-коричневое пятно. Часть правого нижнего угла синего цвета (основа синий и малиновый цвета).

Ну, просто очень страшный и все, – сообщила она.

Второй рисунок Аля назвала «Страшный камень смерти». Его основа – малиновый и оранжевые цвета, сверху темно- коричневое пятно во весь лист. Бумага в нескольких местах протерта до катышей.

— Если какой-нибудь человек на него наступит, то сразу превратиться в страшную мумию! – шепчет мне на ухо девочка.

Третий рисунок – «Детская виселица». Слева коричневая клякса.

— Это детская карусель, ну для малышей, — поясняет Аля.

В центре рисунка – голубое пятно с коричневой серединой и щупальцами, направленными вниз.

— Это птичий моллюск – он опасный!

Справа – что-то вроде светофора: три круга, стоящие один на другом – сиреневый, малиновый и сиреневый Их объединяет фиолетовая скоба справа. Все три круга имеют соединения со скобой.

— Это злая, страшная, хищная птица, а это – ее моллюск.

…Сегодня пятница, прошел еще один день. Аля не хочет идти в садик в общую группу, но на мое приглашение поиграть вместе соглашается с радостью. Смотрю в окно: бежит вприпрыжку. Входят в кабинет вместе с мамой.

— Аля, мы маму отпустим?

— Нет, пусть, она с нами порисует.

— Хорошо. Куда сначала пойдем?

— Будем строить волшебную страну!

— Согласна. С каким песком будешь работать: с сухим или мокрым?

— С мокрым.

— Только у меня условие — у каждого своя страна: у мамы своя, у тебя своя!

— А вы музыку включите?

Страна мамы (с ее слов):

— Это город и волшебные озера разных цветов. Сказочная страна, красивые зеленые города и разноцветные озера. Живая природа, много птиц. Морские животные, млекопитающие, дельфин, большие раки. Там – не полная тишина, там музыка спокойная ровная. А какие чувства? Тоска, горе. Я от него просто захлебываюсь (плачет).

Страна Али (с ее слов):

Это чудо- страна. В ней живут волшебники и их помощники. Есть добрые и злые. Всех красивых девушек страшилы превращают в розы и подсолнухи. А это – добрый дом. А чайник – это фонтан, который не дает высохнуть морю. Когда море высохнет, все добрые превратятся в злых.

А теперь я буду рисовать страшилку!!! — рисует мелками Бабу-ягу. Вокруг делает синий фон. — Сейчас мы покормим Страхоежку! — начинает рвать и резать ножницами. Зовет на помощь маму. Вместе скармливают страшилку Страхоежке.

— Надо еще немножко грушу побить, можно?

Вместе с мамой бьют, но очень вяло – присутствие мамы сдерживает. Предлагаю пойти в сухой бассейн (с шариками). Залезают вдвоем, и начинается возня: битва подушками, потом Аля закапывает маму в цветные шарики, потом – мама Алю. Возвращаемся в кабинет. Аля успокаивается. Предупреждаю, что время заканчивается, но девочка не отходит от мамы и не хочет оставить нас наедине, чтобы поговорить.

…Понедельник. Последнее занятие перед отъездом Али с мамой в Египет. В садик Аля ходить не хочет, приглашаю к себе в кабинет вместе с мамой.

Обращаюсь к Але:

Ну, куда пойдем сначала?

— Будем строить волшебную страну! Только, я сегодня делаю на сухом песке!

— Хорошо, тогда маме придется строить на мокром.

Все согласны.

— Включите музыку, пожалуйста!

До этого из разговора с мамой узнаю, что Аля накануне первый раз за все это время расплакалась. Жалела папу – она очень хочет, чтобы он вернулся. Переживает, с кем будет теперь делать поделки. Во время посещения детского сада Аля не раз подходила ко мне и с горечью говорила, показывая на различные поделки:

— Это мы с папой делали, когда я еще в средней группе была. Он такой веселый был, смеялся. Здесь вот я рисовала, а здесь он.

В группе действительно много поделок, сделанных Алей и папой. По группе девочка ходила грустная, ни с кем особенно не контактировала. Часто уходила в себя. За это время ни разу не обмолвилась о смерти отца. Позже воспитатель говорила:

— Если бы я не знала, я бы и не догадалась никогда – партизанка какая-то.

Вернемся в кабинет. Мамина установка «Никому не говори, а то посмеются еще или обидят» — меняю ее. Говорю теперь:

— Если хочешь, то можешь рассказать мне, если захочется. И можешь обо всем спрашивать, что тебе интересно.

Аля долго гладит ладошками песок и изображает большую бабочку на песке. Затем выбирает игрушку- брелок, черную гориллу с фонариком во рту: если горилла открывает пасть, то во рту загорается фонарик.

— Она опасная? – спрашивает. Начинаю объяснять чем. — Да я знаю! – отвечает и ставит ее по центру, наверху подноса. Справа (женский образ) и слева (мужской) ставит монстров-головастиков. На дороге, ведущей к горилле, ставит пластмассового льва.

Рассказ Али:

— Моя страна называется «Злой, добрый, злой». Нет, «Злой, добрый, добрый». Горилла здесь главная, она везде здесь командует. А лев пришел домой. Здесь вот тень для львов. Львы охраняют волшебную воду, чтобы облить льва, чтобы он ожил. Да, это дом для львов, и еще волшебная лейка, из которой каждое утро этот лес надо поливать. А здесь кошки живут, три. Маленькая – она самая главная, она памятник. Нет, большая – главная, она памятник. А вот здесь – морская звезда, она все желания исполняет, если к ней прикоснуться. Ой, а она колючая! А это – злая зеленая змея, которая охраняет звезду, чтобы никто не трогал. И сердце синее в углу такие лучи выпускает и тоже охраняет звезду.

А кто же тогда может к ней прикоснуться? – интересуюсь я. Аля отвечает:

Только очень, очень сильный и очень храбрый! А на дороге – волшебные камни, они к горилле и к волшебной пещере показывают дорогу. Я вообще решила сделать семью, семью, семью. Семья львов, котов, зайчиков и Бабок-Ёжек.Alja_01

Мама тщательно готовит ландшафт для своей страны. Лепит из мокрого песка горы. Ставит деревья, водоросли, дельфина.

Рассказ мамы:

— В прошлый раз были горы, озера. А сейчас – больше равнина, ручьи, устье какое- то. Поставила домик, захотелось, как в прошлый раз, дельфина и каких-то млекопитающих, но больше не нашла ничего подходящего. А людей как-то не захотелось в этот раз. Никто не понравился. Здесь в стране тишина, спокойствие, тихая музыка, не совсем грустная, а которая дает настроение. Не как в прошлый раз – тоска. Да, пожалуй, называется «Ожидание». Ожидание чего-то хорошего, конечно. В общем, ожидание…

После песочницы Аля предлагает порисовать.

— А что, будем рисовать страшилки? Только мама будет с нами рисовать, хорошо?

— Да! Только мы не страшилки будем рисовать. Я предлагаю вам нарисовать общую работу «Грустная страна».

Мама и дочь согласны. Даю общий лист ватмана. Рисовать разрешаю, как угодно: руками, кисточкой, различными материалами. Почти незаметно рисую границу посредине:

— Вы можете договориться и нарисовать общую страну, и тогда границу можно стереть или закрасить, а можете обвести границу ярче, и тогда у каждого будет своя грустная страна.

Мама Али берет инициативу на себя и четко проводит границу синей краской со своей стороны границы. Затем делает зеленую полосу. Аля берет белую краску и пытается сверху по синей краске нарисовать белые полосы. Говорит, так будет лучше. Затем делает такую же зеленую полосу, как у мамы. Мама рисует желтые круги, Аля копирует круги, но берет фиолетовый цвет. Дальше включается в работу самостоятельно. Начинает лить воду на лист, рисовать руками. У Али получается огромное коричневое пятно, как на рисунке в среду. На листе стоит лужа. В левом углу трафаретом делает синее сердце, затем замазывает его синей краской. Заканчивают работу почти одновременно.

— Я нарисовала море, поля, желтые – это островки, на них есть какая-то жизнь. А фиолетовые – это мостики к Але в страну, — поясняет мама.

Аля, а у тебя что получилось?

— Ураган, просто ураган, он никакой.

— А вот здесь ты что-то по трафарету рисовала? – там было отпечатано сердечко.

— Да, но сейчас это просто лужа, — очень встревожилась Аля, — пойдемте в бассейн?

Пошли. Мама в бассейн отказалась залезать. Аля просто влетела (очень тревожна и агрессивна). Стала кидаться шариками, подушками – не успокоиться. Предлагаю пойти поколотить грушу.

— Только с вами! – бежит с восторгом, понимая, что с мамой в прошлый раз не получилось. Бьет грушу как в первый раз, руками, ногами. Падает и опять бьет. Рычит, кричит, пытается прокусить. Так проходит около 20-ти минут. Аля замечает на окне маску Бетмэна.

— Давайте ее подвесим к груше?

— Это маска Бетмэна, — поясняю я, подвешивая маску.

Да, я знаю, это маска смерти, — серьезно говорит девочка. Сбивает с первого удара, начинает топтать ногами, ломает, останавливается и говорит: — Интересно, а я в ней как выгляжу? — прикладывает к лицу.

— Не очень, знаешь, – включаюсь я.

А Вы? — надевает на меня. Затем срывает ее, бросает на пол и начинает прыгать на ней двумя ногами.

— Вот тебе, чудовище, вот! На, получай! — ломает из последних сил.

Уставшая, идет к маме в другую комнату. Там мы собираем втроем пирамиду. Девочка успокаивается.

— Ну вот, наше время и закончилось. Завтра вы улетаете отдыхать. А когда вернетесь, приходите ко мне еще! – приглашаю я.

Аля соглашается. Видит грушу, подбегает и ударяет еще разок со словами:

— Напоследок!

…После отпуска Аля стала намного спокойней, страх смерти стал постепенно уходить. Мы продолжали работать, но ее работы были гораздо спокойней и менее эмоционально напряжены. Совместными усилиями нам удалось преодолеть страх смерти и вместе его пережить. Осенью Аля пошла в первый класс.

P.S.: А через три года мне позвонила мама Али и попросила меня взять Алю на песочную терапию, хоть на один разик. Сказала, что у нее появился друг, и она переживает о том, как Аля его примет…

…На подносе к семейству львов у Али добавился гепард. Она сказала, что у нее — все хорошо, а гепард теперь будет охранять всю львиную семью.

Автор: Елена Рубаник.

Share This:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *