Любовь к себе и миру познается в Камбодже. Часть 1

О том, почему любимое дело дороже материального благосостояния

Сергей Бакулин, житель города на Неве, раллист и бизнесмен, не понаслышке знающий об особенностях туризма и ведения бизнеса в такой экзотической стране, как Камбоджа, рассказывает о принципах местного населения, о бэкпекерах и философии пойманного момента.

Перевозка живой свиньи на мотоцикле

Что такое Камбоджа?

Как все страны, Камбоджа стремится быть цивилизованной: берет европейские законы и пытается внести в свой парламент. Вообще, это королевство с конституционной монархией и двухпалатным парламентом, а главой государства является король, который недавно умер (пару месяцев назад). Сейчас уже короновали нового монарха, но тогда (в тот момент я находился в Камбодже) был трехдневный траур, не работало ни одно увеселительное заведение. И до сих пор там установлены портреты с королем, потому что для жителей этой страны король символизировал возврат к нормальной жизни после Полпота и его диктатуры, после войн.

Камбоджа – страна, измученная войной, и хотя она закончилась уже лет 20 назад, но наложила свой отпечаток на людей и их образ жизни. Жители этой страны – вьетнамцы, китайцы, тямы и горные кхмеры – очень добродушные, даже порой наивные. Конечно, в Пномпене люди – столичные, они тянутся к европейцам, хотят быть похожими на них. Например, состоятельная камбоджийка, жена какого-нибудь влиятельного члена общества, пойдет стричься за 100 долларов к белой парикмахерше, даже если прическа будет хуже, чем если бы она постриглась у кхмерки за 5 долларов, но сам факт, что она стрижется у белого человека, ей важен.

Экзотическая красота

Бизнес по-камбоджийски

Сейчас в Камбодже происходит что-то вроде того, что творилось у нас в 90-е: к примеру, как в те времена, когда мы, отказались есть и производить свою натуральную докторскую колбасу и перешли на заграничную, химическую. Сейчас я уже езжу туда не как турист, а как полноценный член общества королевства Камбоджа, и начинаю замечать, как они идут по нашей ошибочной схеме, отказываясь от своего хорошего и перенимая чужое не такое уж и хорошее. Поэтому мои ощущения – как в машину времени сел. Это печально, Камбоджа постепенно потеряет свой шарм. Правда, не настолько быстро, как это сделали мы: там народ очень медлительный, никто никуда не торопится. Там многие перемещаются по городам на байках и скутерах. И если ты куда-то несешься, то тебя перестают уважать: раз ты торопишься, значит, ты опаздываешь, а это в свою очередь значит, что ты не умеешь планировать свое время, а это уже значит, что ты – несобранный и с тобой не стоит иметь дела. Там вообще очень спокойная и размеренная жизнь. Поэтому все процессы, в том числе и политические, там происходят медленно.

В этой стране существуют ограничения на права иностранных граждан, которые не могут покупать здесь землю или здания. Но существуют свои особенности ведения бизнеса: ты не можешь купить землю, но ты можешь ее арендовать. А еще есть такая практика – ты можешь купить имя камбоджийца! То есть, по сути, ты можешь купить камбоджийца, но это не рабство, как может показаться: просто вы с этим камбоджийцем приходите к нотариусу и он продает свое имя тебе. Ты платишь жителю Камбоджи какую-то определенную сумму, за которую он доверяет тебе вести от его имени какие-то сделки, производить покупку-продажу недвижимости и прочее, но он сам не имеет права голоса. И еще — такая «фишка»: ты не имеешь права владеть зданием, но ты можешь купить второй, третий или четвертый этаж. Первый этаж – это неприкосновенность.

Надо понимать, что страна все время шевелится, все время что-то меняется. Иногда за этим забавно наблюдать, а иногда – тревожно.

Есть два типа владения имуществом: hard title (с правом передачи имущества по наследству) и soft title (на время пользования в течение твоей жизни). Это весьма комично: hard title от soft отличается наличием ламинирования. Но тут такой момент: даже если у тебя hard title – не факт, что твое имущество не отнимет следующее правительство или парламент.

Может прийти новый чиновник или министр, который положил глаз на какую-то территорию или землю, и сказать:

— А у кого это вы землю купили?

— У того-то.

– А вы знаете, что тот-то был коррупционером, а ему эту землю дали, как взятку?

И отберут…

В общем, один в один, траектория полета России эпохи 90-х, да и вообще резко меняющих экономическую политику стран. Поэтому все иностранцы, которые там имеют бизнес или владеют землей, понимают, что это рискованно. Тем не менее, все объясняется просто: люди готовы платить деньги и рисковать ради того, чтобы жить в раю.

У меня есть хороший друг с Манчестера, он живет в Камбодже уже 5 лет, сейчас у него начались некоторые проблемы в бизнесе, впрочем, они всегда происходят, но мой друг говорит: «Даже если что-то произойдет и у меня отнимут бизнес или землю, ну и пусть, зато это были лучшие годы в моей жизни!».

Каждый сам выбирает свой путь

Мы купили себе образ жизни

Мой хороший друг-москвич, ранее занимавший в большой компании (в одном из ведущих сотовых операторов России) весьма серьезный пост, добровольно отказался от своей должности, и мы с ним вдвоем купили этот бизнес. В его компании должны были идти сокращения, он ждал-ждал, но почему-то сократили всех, кроме него. Я до сих пор смеюсь – это, наверное, первый сотрудник в этой компании, который так расстроился, что его не сократили.

Я переживал, выдержит ли он: в нашем нынешнем деле – развивать туризм и содержать бунгало в рыбацкой деревеньке Сиануквиль. Но он намерено шел к этому, поначалу я его даже отговаривал:

— Я-то, понятно, как фрилансер работаю, живу здесь, отдыхаю, наслаждаюсь, а ты же – карьеру делал, шел такой длинной дорогой, тебя пинали, а ты вставал. А тут – бац! и Камбоджа! Ты уверен? Здесь же нет карьерных взлетов и падений, здесь – «день сурка». На что он ответил:

— Я согласен, но зато какой это «день сурка»!

Хотя мы купили не бизнес, мы купили себе образ жизни.

Каждое утро ты встаешь, выходишь на террасу – и перед тобой простирается океан, а прямо напротив тебя встает солнце… И ты поднимаешься с первыми лучами, чтобы не пропустить этот миг — ты никуда не спешишь, ты созерцаешь, ты вдыхаешь его. Я только там научился это понимать и осознавать.

Конечно, когда ты приезжаешь сюда и живешь недели две, три и более, ты начинаешь по чему-то скучать, все становится привычным, обыденным. Но потом говоришь сам себе: «А вот вспомни серое питерское небо, грязь, слякоть, суету…», — и тут словно цветок раскрывается в душе: ты снова видишь красоту этого заката, снова радуешься воде у ног и песчаному пляжу, снова возвращаешься в состояние кайфа. И периодически ты себя так выдергиваешь из состояния тоски в нирвану. Если уж следовать определенной философии, то когда ты приезжаешь в страны третьего мира, ты понимаешь, что для счастья, по сути, человеку нужно очень мало: солнце, тепло, фрукты, хорошее настроение, океан.

Там потрясающие закаты. Я много закатов видел, но каждый раз, когда я там встречаю закат, у меня волосы на голове шевелятся. Каждый раз смотрю и поражаюсь – такое 3D, такие краски!.. Лодки, уходящие в ночной лов… Мечтаю поехать с рыбаками в ночь, встретить закат прямо в море, а потом рыбачить с ними и привезти собственный улов на кухню своего бунгало.

Теперь я понимаю иностранцев, которые на пенсии покупают себе кафе или даже мизерную забегаловку. Иногда это даже убыточно, но им плевать: они занимаются любимым делом, живут в раю среди маленьких добродушных людей (кхмеры – очень невысокие), к тому же денег им все равно хватает, благодаря европейским пенсиям. Для сравнения — средняя зарплата в Камбодже составляет 70-80 долларов в месяц.

Такая крошечная, но сильная и гордая

Мне очень нравится философия камбоджийцев: они – буддисты, они говорят так: «Мысль идет впереди тебя – если ты думаешь, что все будет хорошо, то твоя мысль и сделает тебе хорошо».

И вот в чем парадокс: в России это философское течение тоже появилось, а в Камбодже взяли курс на Европу, то есть мы стремимся к ним, они – к нам, а это печально. Очень многие европейцы уезжают жить сюда — французы, итальянцы, немцы и прочие. Благодаря этому, в Камбодже можно попробовать кухни всех народов мира. В Сиануквиль это так. Есть там один японец. Какие он готовит суши – это не передать: он сам их лично заворачивает, и это самые лучшие суши, которые я вообще пробовал. Есть итальянец, который лично готовит пиццу – такую пиццу я не ел даже в Италии. А все почему: он готовит для души! Это даже не бизнес для него, он – на пенсии и может позволить себе заниматься тем, что ему нравится.

Вообще восприятие вкуса пищи там меняется. Кстати, там нет холодильников – все готовят свежее. Если это мясо, значит, его только утром освежевали, а если это рыба – значит, поймана только что. А какой там рис с морепродуктами! Паэлья не сравнится! Там не искусственно выращенные безвкусные креветки-гиганты, а маленькие и нежные креветочки с неповторимым ароматом. Все наши клиенты подтвердят это. А к нам приезжают порой и очень состоятельные люди в поисках новых впечатлений и ощущений, которым есть с чем сравнить.

То место, которое я купил, было пристанищем хиппи. На берегу и сейчас собираются хиппи, бренчат на гитарах и курят марихуану. Марихуана, кстати, для местных жителей продается по 20 долларов, она легализована и вообще считается приправой для пищи, но продавать иностранцам ее нельзя.

Беседовала Гюна СМЫКАЛОВА

Share This:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *